Что наговорили Савченко и Луценко: 5 наивных вопросов о последствиях

При том, что в спарринге Савченко – Луценко мы были подготовлены к сюрпризам, но 15 марта реальность превысила ожидания. Перед допросом в СБУ Надежда разразилась такими откровениями, что аж дыхание перехватило. А генеральный прокурор, невзирая на всякие там презумпции невиновности, обвинил бывшую узницу Кремля в подготовке беспрецедентного террористического акта – подрыве правительственной и должностной лож Рады и «добивании раненых автоматами». Что это может означать и что за этим может последовать

1. Если Савченко — страшный террорист, почему так долго тянули?

Во-первых, Надежду охраняет депутатский иммунитет – пока еще. Во-вторых, разработка террористической группы требует времени.

— Необходимо собрать доказательства, провести негласные следственные действия, — говорит бывший сотрудник УБОП Олег Иванченко. – Внедрить в среду своего агента. Считается, что пока группировка под присмотром органов, она не представляет опасности. Хотя всегда остается вероятность, что оперативников могут повести по ложному следу, и теракт состоится там, где не ждали.

Однако если речь идет о группе,  которой Савченко якобы «давала указания», непонятно почему вместе с Владимиром Рубаном не были взяты другое заговорщики.

— Вокруг этого дела поднято так много шума, что все потенциальные сообщники Савченко и потенциальные исполнители теракта уже разбежались, — отмечает наш консультант. —   Значит, осталась опасность, что они объединяться под  крылом другого лидера.

2. «Кто не думал взорвать Банковую или Верховную Раду»: это призыв или признание?

Чем шокировала, тем шокировала: 98% украинцев помогли бы Рубанку разгрузить мебель с оружием, кто не мечтал взорвать Верховную Раду… Может, кто и мечтал, но в голос об этом не кричал. Так не является ли публичное заявление Савченко призывом к действию?

— Выступление Савченко на брифинге можно расценить как антиукраинское, но только субъективно. Правовых последствий эти слова не могут повлечь. Если бы она говорила: «Давайте взрывать» — это был бы призыв. А так она просто рассказала, что что-то увидела в соцсетях, кто-то о чем-то мечтает, — отмечает адвокат Алексей Сиротин.

Тем не менее создалось впечатление, что Владимир Рубан, да и сама Савченко входят в эти 98%.

— Такие слова не являются признанием, — говорит адвокат Александр Плахотнюк. – То, что было озвучено – всего лишь мысли, следствие не может использовать их ни против самой Савченко, ни против Рубана.

3. Что будет с заявлениями Савченко в адрес Парубия (Пашинского)?

«Я видела, как Парубий заводил снайперов в гостиницу «Украина», — заявила Надежда Савченко перед журналистами, имея в виду расстрелы на Майдане. Правда, в кулуарах Рады она извинилась: «Если я говорила фамилию Парубий, то хотела сказать, имела в виду Пашинский». В любом случае, считают юристы, эти слова нельзя  игнорировать.

— Если появилась такая информация, ее нужно проверять, — говорит Александр Плахотнюк. – Вызвать Савченко на допрос, выяснять: где, когда, при каких обстоятельствах она это видела, были ли другие свидетели.

Начальник Управления специальных расследований ГПУ Сергей Горбатюк в комментарии «КП» в Украине» сообщил, что раньше Савченко уже допрашивали по делу о расстрелах.

— Она указывала на людей, которые, по ее мнению, могли быть снайперами, но без какой-либо привязки к конкретным лицам, — сказал Виктор Горбатюк. —  Мы будем уточнять.

4. Сколько в Раде предателей?

Заявления Юрия Луценко о том, что Савченко планировала в ВР кровавый террористический акт, должно заставить пересмотреть вопросы безопасности в украиснком парламенте.

— Если Луценко говорит, что теракт планировался, это значит, что значит он мог состояться. Тогда как генеральный прокурор оценивает охрану Рады? – задается вопросом адвокат Александр Плахотнюк. – И сколько в ней должно быть предателей, чтобы позволить пронести большое количество боевых гранат.

Среди сообщников у Савченко могли быть и депутаты…

5. Зачем Луценко раскрыл тайну следствия?

После бескомпромиссных заявлений Юрию Луценко в Раде все ожидали, что в СБУ Надежде Савченко вручат уведомление о подозрении в подготовке теракта. Но она вернулась живой, здоровой и еще более боевой.

— Театр продолжается, — констатирует бывший помощник Генерального прокурора Алексей Баганец. – Занимаясь самопиаром, Луценко нарушил тайну досудебного следствия. Он не имел на это права – он не следователь и не процессуальный руководитель. Более того, до суда он публично  обвинил человека в преступлении. И теперь Надежда Савченко может подать на Луценко в суд за оскорбление чести и достоинства. Это стопроцентно выигрышное дело.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.